• Facebook
  • VKontakte
  • LiveJournal
  • Журнал в социальных сетях:
  • Официальный сайт журнала
logo-rjps-v1-3

Философские науки – 1/2014


  ГУМАНИТАРНОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ.
НОВЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАДИГМЫ
  Перспективы
социальной консолидации
 
Круглый стол
МЕДИАЦИЯ
КАК СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ КАТЕГОРИЯ
Институт социологии РАН. 22 февраля 2013 г.
Часть 3

 



Организаторы Круглого стола:
Центр политологии и политической социологии,
Центр социологии управления и социальных технологий
Института социологии РАН
совместно с Российским обществом социологов (РОС)

Ведущие: А.П. Давыдов, А.С. Железняков, А.В. Тихонов

А.С. ЖЕЛЕЗНЯКОВ. Я думаю, мы продолжим тему изучения менталитета человека, если обратимся к докладу Игоря Григорьевича Яковенко.

И.Г. ЯКОВЕНКО. Коллеги, проблема медиации, на самом деле, не прояснена, поэтому мы и собрались с вами здесь. Она вызывает ряд вопросов. Прежде всего, эта сфера не устоялась категориально и понятийно. В понятие «медиация» вкладываются различные смыслы. Возникает вопрос: зачем вообще надо искать середину? Насколько универсальна такая потребность? У меня есть ощущение, что человек архаический середину не искал. Либо антропологи и, соответственно, специалисты по древней истории недостаточно анализируют материал, с которым они работают, либо поиски срединной культуры в палеолите и в архаике не просматриваются. Почему это так? – интересный вопрос.

На мой взгляд, стратегия медиации возникает вместе с государством и цивилизацией. Я, вообще-то, культуролог и цивилизационист, так что эти проблемы лежат в поле моих профессиональных интересов. Есть простая универсалия. В культуре единство онто- и филогенеза устойчиво соблюдается, например, маленькие дети проходят какие-то стадии предшествующего историко-культурного развития. Для трех-семилетнего ребенка важно ценностное маркирование всего того, что разворачивается у него перед глазами. Когда он смотрит фильмы или что-то читает, то спрашивает: «А вот это хороший или плохой?». Его мир жестко разделен на черное и белое. Ребенку важно развести реальность по полюсам. Люди старших поколений хорошо понимают, о чем я говорю. Лет сорок назад в провинциальном кинотеатре во время просмотра американского фильма девочка лет 15-ти спрашивала у своей подруги по поводу новых персонажей – «Это наши или немцы?» Такое разведение принципиально важно для традиционного человека; он живет в этой парадигме.

Возьмите русскую сказку: в ней на одном полюсе обретаются «добры молодцы» и «красны девицы». А на другом – «идолище поганое» и «Кощей бессмертный». Разведение по полюсам оказывается фундаментальным ориентиром в архаическом космосе. Другое дело, что мир архаического человека наполняет масса амбивалентных сущностей и с ними все не так просто. Но в идеале – архаический, традиционный человек тяготеет к однозначному пониманию реальности.

Поиски середины разворачиваются только тогда, когда человек попадает в гетерогенную социокультурную ситуацию. А такая ситуация складывается не ранее, чем происходит формирование городов и зрелой государственности, когда сосуществуют разные субкультуры, другие модели поведения, когда человек соприкасается с иными культурными космосами. И для этого надо осознать мир как структуру тетрарную. Есть не только ночь и день. Есть богатая палитра переходных состояний – есть заходящее солнце, есть тучи небесные, освещенные светом зашедшего за горизонт светила, есть сумерки. Такая модель сложнее, но она, по всей видимости, адаптивна и необходима. Цивилизация – это продвижение людей по пути постижения мира как сложного многообразия, в котором обречен пребывать человек. Лишь в такой реальности медиация обретает смысл.

Однажды на пространствах Ойкумены произошла значимая историческая мутация, которая привела к рождению того, что мы называем Евроатлантической цивилизацией. Одна из ключевых особенностей евроатлантической цивилизации – стратегия зрелой медиации. Об этом сегодня говорилось в нашей дискуссии. В цивилизации Запада медиация имеет высокий статус и принадлежит к значимым навыкам. Люди Запада умеют это делать, этому учат с детства, установка на медиацию для них естественна. Так вот, названная характеристика евроатлантической цивилизации обусловливает высокие конкурентные преимущества Запада. Это очень важный момент.

Мы же в России живем в другой реальности. В силу специфики генезиса и вызревания российской цивилизации, наша культура тяготеет к разделению и инверсионным переходам. Русь возникла на глубокой окраине Средиземноморья. Здесь был реализован периферийный тип генезиса цивилизации, когда государственность и культура возникают на «голом месте» под воздействием соседних цивилизационных центров. В российскую социокультурную реальность вошли большие объемы поздне-палеолитического и неолитического человеческого материала. Эти пласты культуры в значительной степени консервировались, демонстрировали большую устойчивость и сохранились вплоть до сегодняшнего дня. Мы забываем о том, что вплоть до конца XIX в. сельская глубинка изолировала себя от государства, откупалась от него податями и рекрутчиной и жила по законам догосударственного бытия. Говоря о нашей специфике, надо упомянуть имманентную статичность православия. Российское православие и востребовало и идеально накладывалось на сакральную власть, сословное общество, христиано-языческий синкрезис народной культуры. Этот универсум фиксировался вокруг русского православия.

 

Круглый стол: Медиация как социокультурная категория. Часть 3 // Философские науки. 2014. №1. С. 58 – 72.

Round Table: Mediation as a Social and Cultural Category. Part 3 // Russian Journal of Philosophical Sciences. 2014. № 1. P. 58 – 72.